ASTERION

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ASTERION » эпизоды в будущем и прошлом » Oh we all still die


Oh we all still die

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


And we all still die
Yeah we all still die
What will you leave behind?
Oh we all still die


https://67.media.tumblr.com/tumblr_lyydu2pwkh1rof9uqo1_500.jpg

Время и место:
Утро у реки.

Участники:
Ламм, Айрин

В достаточно обширной пещере корнях огромного дерева у реки, вполне хватило бы места, чтобы двое могли укрыться от ливня, однако, аргентинка не шибко настроена на дележ укрытия с посторонней сукой. Обстановка накаляется донельзя.

Отредактировано Айрин (01-09-2016 18:57:19)

+2

2

Ламм несется вперед, проваливаясь своими белыми лапами в мягкую мшистую траву, спотыкаясь о торчащие из-под земли корни высоченных деревьев; высовывает язык набок, глотая с каждым вздохом все больше и больше воздуха, который разрывает легкие своей свежестью. После двух лет в узких клетка Ламм радуется, что есть силы: впервые в жизни она может бежать вперед, не разбирая дороги, не замечая начинающегося дождя, просто разрезать собой воздух.
Собака останавливается, переводя дыхание: грудная клетка надувается и сдувается так же быстро, как капают вязкие слюни из открытой пасти. Вздохи даются тяжело, словно кто-то связал белую шкуру невидимым кожаным ремнем, что жмет похлеще, чем подступающая влага. Дождь собирается быть сильным, настойчивым, одним из тех, что пригибает мощную листву на не менее мощных деревьях; но в то же время настолько желанным, что пасть пересыхает от предвкушения.

http://sa.uploads.ru/zr7sG.jpg
Ламм останавливается, когда впереди виднеется спасительная пещера: ливень начинает ощутимо бить по белоснежной шкуре, заставляя каждую мышцу невольно содрогаться даже от маленькой капли. Это бесит. И бесит настолько, что хочет выть диким волком, выть сквозь крепко стиснувшие зубы, пронзая такую непривычную тишину. На Астерионе всегда мало звуков: нет шума работающих машин и людских разговоров, которые сводят с ума. Нет даже слабого жужжания механизмов за стенками и легкой вибрации станции, которая медленно, словно старая черепаха, движется сквозь черное полотно из миллионов звезд.
Лама чувствует гармонию, что доселе была ей неизвестна. Гармонию, которую может подарить только природа, о которой раньше и мыслить не могла. Она прекрасна. И прекрасна настолько, что невольно дух захватывает от вида этих гигантских деревьев. Они стоят тут, совсем рядом, словно огромные стражи, что охраняют неизведанный за их стволами мир.
Волк молчит, наверное, тоже поддавшись безумию. Не жужжит привычно над ухом, даже не помышляет. Он впервые дает Ламм возможность почувствовать себя... целой. Такой, которой она была раньше, до прихода хриплого голоса.
Собака радуется, и радость эта спешит показаться всему миру, закручивая длинный пушистый хвост в быстрый пропеллер. Он крутится, крутится и даже не думает останавливаться, словно пытается унести овчарку вперед, к приключениям, что непременно ждут где-то тут, за углом. Манят своими крохотными ручками, и только Ламм поддается, как тут же вновь убегают и прячутся.
Лама бесится, хмуря мокрую морду: слишком темная впереди пещера. Первый шаг дается чуть боязно, нерешительно, аккуратно ступая темной подушечкой на холодный каменный пол. Отряхнувшись, Ламм выдыхает, чувствуя подступающий к горлу уют. Он обволакивает и убаюкивает, и собака, поддавшись моменту, тут же шлепается на пол.

+1

3

[float=right]http://s2.uploads.ru/t/kmqcl.jpg[/float]
Дождь… Какое это противоречивое понятие. Любое существо испокон веков относилось к нему неравнодушно: одни  мечтали о нем в засушливые сезоны, другие ненавидят дождь в моменты разлуки, влюбленные, попавшие вместе под дождь, вместе отогреваются и обсыхают, становясь чуточку ближе. А кто-то просто плачет с дождем, чтобы его капли смыли слезы, забирая с собой и боль.
К какой категории относилась Рэн? Сложно сказать. В данный момент ей было вообще не до дождя, собственно-то говоря.
Некоторое время назад, попав под ливень, зарядивший из невесть откуда взявшейся тучи, аргентинка вернулась в пещеру, которая была ей домом уже как несколько дней. Группа? При желании руководство могло отправить кого-то быстрого по ее следу и вопрос был бы решен - не так уж и далеко возвращаться.
Впрочем, возвращаться не хотелось вообще. Шерсть практически просохла и мочить снова ну уж очень неудачная затея.
Что это за логово такое?
Да небольшая пещера в корнях дерева на склоне. Вряд ли сюда поместилось бы больше трех собак, способных перемещаться. Ну или хотя бы развалиться и в комфорте уснуть. В общем-то, Рэн бы и не пустила.
Она нашла это место, она его и заняла. И не ее это проблемы, что там, снаружи, ливень.
Белая зевнула во всю пасть, после чего положила голову на лапы, надеясь уснуть. Капли дождя барабанили по земле, скатывались с корней дерева. Мелодичная песнь дождя убаюкивала. Воспоминания о доме, о матери, о веселых играх с однопометниками заполняют мысли. По телу пробегает приятное тепло, будто собаку закутали в теплый плед. Больше нет ощущения холода и сырости. Догиня уж было провалилась в дрему,  как у входа послышалось тяжелое дыхание, заставившее суку поднять голову и напрячься, вырывая из теплых воспоминаний. Затем тяжело дышавшее что-то шумно плюхнулось на пол у входа.
Аргентинка, стараясь не выдать себя, встает, тихо поднимается. Аккуратный тихий шаг.
У входа собака. Белая. Кажется, сука.
Шерсть на холке Рэн чуть поднимается вместе с хвостом, что выражает откровенное недовольство, а из горла вырывается озлобленный рык. Как эта тварь посмела влезть в чужое убежище, да еще и хозяина разбудить?!
Немыслимая наглость! Видимо, ее не учили, что не все хозяева рады гостям.
Что ж, я дам ей лишь один шанс. Если урока нет - его придется преподать самостоятельно.
- Проваливай. Эта пещера занята
Рык все еще клокочет в горле, а аргентинка уже уверенными шагами двигается в сторону гостьи, одаряя "улыбкой"-оскалом новую знакомую.

+1

4

Ламм широко зевает, поддавшись мимолетному дуновению сонливости, и устало потягивает задние лапы. Из-за влажной шерсти становится зябко, и собака, уткнув морду между передних двух, ежится и прикрывает глаза, пытаясь хоть немного согреться в этой темной пещере. В душе рождается маленький огонек уюта, так давно забытого белошкурой — и она пытается удержать его в себе, как можно дольше, ведь лишь судьбе известно, когда в следующий раз можно будет спокойно полежать вдали от всей группы.
С приходом волка становится тяжело находиться рядом с кем-нибудь: Ламм боится, что может навредить не по своей воли, или того хуже — перегрызть во сне глотку. Такие мысли уже не вызывают былого страха, став чем-то привычным, ежедневным. Но Волк знает, как удивить, как напугать уже закаленную голосом в голове овчарку. И с удовольствием пользуется этим иногда, когда она совсем не ждет подлянки.

Лама резко оглядывается, когда позади раздается оглушительно злобный рык незнакомой собаки — она здесь не одна? Собака пугается, ругая себя в мыслях за неосторожность, которую так не вовремя не проявила при заходе в пещеру. Можно было догадаться, что столь уютное местечко на отшибе давно было кем-то занято: если не кем-либо из ее группы бет, то точно из альф. Они приземлились на Астерион приличное время назад и точно не сидели сложа лапы. Осмотр территории — главная задача для выживания.
Ламм глотает застрявший в горле ком, с опаской поглядывая назад — а что если собака тут не одна? Вдруг Лама наткнулась на целую группу альф? Овчарка не удосужилась даже узнать, где заканчивается пещера.
— Глупая, глупая Ламм!
Волк просыпается моментально, звуча в ушах белой собаки с легкой хрипотцой, что бывает с утра после холодной ночи. Она чувствует его присутствие рядом и может поклясться, что чувствует его обжигающее дыхание на своей вздыбившейся холке. Как бы сильно Лама ни хотела убежать, она не может. Не может отделаться от него даже на сутки!
Ламм видит впереди белое пятно и виновато улыбается, поднимаясь с земли — на холодном камне остаются мокрые следы от короткой шерсти.
— Прости, я тебе помешала? — привычный спокойный тон слетает с губ, и Ламм неловко пятится назад, пока завеса из дождя не касается хвоста. — Там сильный ливень.
Овчарка неловко оглядывается на виднеющиеся сзади деревья и вновь поворачивает голову к незнакомой собаке, ежится от мыслей о том, как будет там холодно, и умоляюще заглядывает аргентинке в глаза.
— Я только погреться, не злись.

Отредактировано Lamm (03-09-2016 02:40:31)

+1


Вы здесь » ASTERION » эпизоды в будущем и прошлом » Oh we all still die


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC